Атомная энергия / Не иностранный агент / Нефть / Образование / Спасение каштанов

«Город пересекла группа мутантов, несущих на носилках шестигрудую русалку»

img_8059

В 2014 году «Экозащите» исполняется 25 лет. Словно в честь этой годовщины, российские власти в середине нынешнего года объявили организацию «иностранным агентом». Интервью Александры Королевой, одного из лидеров «Экозащиты» в Калининграде — третье в серии рассказов об истории, достижениях и сегодняшнем дне организации.

Ранее были опубликованы интервью наших уральских координаторов Надежды Кутеповой и Ольги Подосеновой.

— Александра, как ты оказалась в экологическом движении, чем ты занималась до этого?

Вообще-то я из семьи… природолюбивой… Мама — биолог, дендролог, защитник природы во всех смыслах. Своими глазами видела, как она, невысокого росточка, затаптывала костер на Куршской косе (Национальный парк, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО – прим.ред.), а вокруг костра — здоровенные мужики. Что уж было не оказаться, в конце концов, в экологическом движении. Ко встрече с идеологом «Экозащиты», Владимиром Сливяком, я работала в комитете охраны природы, новой для Советского Союза структуре. Работала в отделе по связям с общественностью, поначалу это было живо и увлекательно: ездить на проверки, участвовать в рейдах, тесно общаться с журналистами, одно время наш отдел даже небольшую газетку выпускал. Я к тому времени была и сама опытным журналистом — писала для газет, принимала участие в телепрограммах, вела авторскую программу на радио.

Постепенно государственная структура начала приобретать свои обычные окостеневшие черты, и идея существования нашего отдела, в который воистину «не зарастала народная тропа», стала себя изживать. К нам приходили школьники и студенты за информацией для каких-то учебных докладов и проектов, местные жители, активисты… Но все чаще мы слышали от начальства: «в чистом виде информацию не давать», «народ не поймет»… Я разочаровалась в возможностях этой структуры. Самое время было уходить в общественную организацию.

— Опиши пожалуйста ту работу, которой ты занималась в прошлом — в чем она состояла, на что была направлена, чего удалось добиться. Вообще, стоило ли оно того?

Руководила Калининградским подразделением «Экозащиты» с середины 1990х, после того, как Владимир Сливяк сконцентрировался на вопросах атомной энергетики и начал работать в нашем отделении в Москве. Хотя основные акции мы по-прежнему разрабатывали вместе. Заниматься приходилось буквально всем. У «зеленой» общественной организации нет узких тем, если только она не зациклена на выполнении проектов: там дерево рубят, тут в ручей гадят, здесь — референдум, там — атомная станция. Но главными, как мне кажется, были разнообразнейшие попытки вовлечения в нашу работу граждан, взращивание инициатив на местах, экологическое образование и просвещение, работа со СМИ, с журналистами.

Несмотря на всю нашу самонадеянность, мы понимали, что нас немного, и что нам нужно иметь как можно больше сторонников и сподвижников. И мы учили всех, кто только соглашался учиться: детей и воспитателей в детских садах, школьников и учителей в школах, молодежь в летних экологических лагерях, низовые общественные организации, служащих муниципалитетов — на семинарах и тренингах… Приучали журналистов к экологической теме… разными способами. Писали и издавали книги и журналы. Вопрос — стоило ли — не стоит, стоило, без сомнения.

В начале 90-х в Калининграде возникали (и иногда быстро пропадали) разнообразные общественные инициативы, группы, движения. Регистрироваться народ не спешил, объединялись для решения каких-то задач, порой после этого разбегались. Одной из таких общих проблем были целлюлозно-бумажные заводы в Калининграде, без сомнения и очистных сооружений спускающие свои сточные воды в реку Преголю, пересекающую город. Воду, кстати, из этой реки пьют… В результате доблестной деятельности заводов на дне реки скопилось столько сероводорода, что в летнее время он отравлял все окрестности.

Недовольных было много, а буйных поменьше. Но эти буйные, объединенные в разные группы, в том числе и «Экозащита», сумели сплотиться и заставить местных депутатов вынести беспрецедентное по смелости решение: приостанавливать деятельность заводов на летнее время, когда под действием тепла сероводород наиболее активно из воды выделяется.

«Экозащита», кстати, как бы ее не обвиняли в стремлении всех загнать в каменный век, на закрытии предприятий не настаивала, разумно предлагая их реконструировать, а не дотягивать до экономического краха на оборудовании 19 века. Впрочем, когда, спустя 10 лет — и все эти 10 лет мы трубили на всех углах о вредности этого производства — Министерство природных ресурсов потребовало от целлюлозно-бумажных предприятий Калининградской области планов реконструкции производства, было уже поздно, реконструкцию предприятия не потянули и закрылись по экономическим причинам. Рентабельности в них было ни на грош, своего леса в Калининградской области для производства бумаги нет, а работать на макулатуре они не догадались или не захотели.

Совсем рядом с историей о целлюлозно-бумажных заводах находится одна из самых главных экологических и социальных проблем Калининграда — проблема питьевой воды. В 90-е годы даже государственные учреждения меньше умели врать, чем сейчас, и государственные доклады в то время содержали абсолютные цифры и прямые выводы. В 1997 году в наши руки попал Государственный доклад о состоянии здоровья населения Калининградской области, который даже нас, людей бывалых, ужаснул. Основные экологические проблемы — некачественная питьевая вода и загрязненный выхлопами автомобилей воздух в городах — в цифрах и графиках увязывался с наиболее серьезными заболеваниями, которыми страдают калининградцы. Калининград уже десятилетие держал первенство по злокачественным заболеваниям пищеварительной системы (причину врачи называли прямо — питьевая вода), широко были распространены болезни крови и верхних дыхательных путей (источник — загрязненная атмосфера).

На основе этого доклада мы сделали выставку «Город — сред обитания», практически без денег, без оборудования, вернее оборудованием служили старые картонные коробки, зато экспонировалась она сначала в фойе популярного кинотеатра, а затем была приглашена в только что построенный музей Мирового океана. От посетителей не было отбоя, именно тогда мы начали свои образовательные набеги на депутатов городского Совета (и в течение нескольких лет входили в состав общественного совета при комитете по экологии, и в Градостроительный совет, а в общественный совет при областной думе мы «прокрались» еще раньше, в 1996 году), проталкивали идеи оздоровления городской среды. Чудно даже вспомнить, но отсутствие городских очистных сооружений в Калининграде даже не смущало тогдашнего мэра!

Все, что мы хотели донести до сограждан, до журналистов, до местного самоуправления или властей, мы облекали в доступную для понимания форму. Когда новый губернатор заступал в свою должность, мы снабжали его свежим докладом о состоянии окружающей среды в Калининградской области. Случалось, что губернатор не хотел читать такого доклада, заявляя, что «никакой Экозащиты он не знает, и любой может назваться хоть марсианином, хоть лунатиком и заявить, что прилетел из космоса». Что ж, наутро под окном губернаторского кабинета уже стояла «Экозащита!» в полном составе, принарядившись в костюмы инопланетян…

Понимая, что саму акцию увидят десятки, хорошо, сотни людей, мы щедро создавали «картинки» для телевидения. Встречу губернатора и главы компании Лукойл сопровождало появление пары розовых свиней, обляпанных нефтяными пятнами. А когда руководитель области поехал в Москву, в Минприроды отмаливать целлюлозные заводы от неминуемого наказания за отсутствие планов реконструкции, город пересекла группа мутантов, несущих на носилках шестигрудую русалку. Когда решения мэрии о вырубке городских зеленых насаждений переполнили чашу нашего терпения, мы купили на последние деньги гроб, покрасили его в зеленый цвет, положили в гроб обрубок дерева и вышли похоронной процессией к мэрии.

Наши образовательные проекты начались в 1995 году сотрудничеством с областным институтом повышения квалификации учителей. Мы придумали проект обучения воспитателей детских садов, знакомили их с лучшими игровыми методиками, позволяющими погрузить детей в мир природы. Этот проект растянулся на три года, и его результатом стали новые должности в детских садах — появились педагоги-экологи. А мы написали и издали книгу «Триста шестьдесят пять открытий», предназначенную для воспитателей детских садов и учителей начальной школы, она до сих пор пользуется бешеным успехом. А еще начали издавать журнал «Игорный дом» — копилку активных методов экологического просвещения; журнал, кстати, рассылался в Книжную палату, таким образом попадал во все главные библиотеки страны. А еще по просьбе центра «Заповедники» мы отправляли журнал «Игорный дом» во все национальные парки страны, где как раз начали появляться центры экологического образования.

Журнал «Экозащита!» мы начали выпускать еще раньше, в 1994 году, надеюсь, о журнале отдельно кто-нибудь еще расскажет, Галина Рагузина, например, как редактор.

С 1996 года началась эпоха молодежных экологических лагерей на Куршской косе, с 2007 года эти лагеря стали международными, в них приезжали школьники из Польши, Литвы, Германии. Последний такой лагерь мы провели в 2010 году, и, наконец, администрация национального парка подхватила эту эстафету и проводит молодежные лагеря самостоятельно! Молодых людей в лагере учили тому, что знали и умели сами — активизму. А положение на Куршской косе позволяло сразу применить полученные знания — по договоренности с администрацией национального парка, участники лагеря становились общественными инспекторами, защищали природу косы. Плюс ежедневно 3-4 часа на укрепление приморских песчаных дюн. Хорошая школа. Молодые люди, принимавшие участие в наших программах, становились волонтерами, оставались в наших рядах, участвовали в акциях и кампаниях.

В 2004 году у нас стажировались студенты-юристы БФУ им. Канта. Благодаря наличию квалифицированных кадров мы смогли открыть общественную приемную для граждан по вопросам бытовой экологии, для тех, кто хочет сам что-то делать, если во дворе рубят дерево, ставят на газон машину, в ручей выпускают всякую гадость или строят автозаправку вблизи от жилых домов.

Вообще-то мы в это время как раз совсем утомились от бесконечных звонков типа «приезжайте, сделайте что-нибудь, у нас тут дерево рубят» и мы решили поступить, как советует китайская пословица — не наловить голодному рыбы, а «дать ему удочку». Такой удочкой стала наша общественная приемная, затем серия семинаров для низовых общественных организаций типа ТОСов, активистов и журналистов и, наконец, книга «Городская среда. 55 шагов на пути к решению экологических проблем». Книга была переиздана три раза, во второй раз на средства мэрии (такие были времена!), а в третий раз при поддержке Международного социально-экологического союза была изготовлена электронная версия, ее и сейчас можно скачать. Уровень сотрудничества «Экозащиты» с местным самоуправлением в те годы был таков, что в 2003 году международный фонд «Окружающая среда для людей» наградил нас за это сотрудничество премией.

Книга «Городская среда» была не первой, она продолжала серию книг «Используй свои права», следом за ней, в 2005 году вышла книга «Карманная книга гражданина», в 2007 — «Искусство защищать», в которой были описаны наиболее яркие и успешные акции «Экозащиты», в 2011 — «На пути к ратификации Россией Конвенции Эспо» и «Экологические проблемы Калининградской области».

Крупными калининградскими кампаниями «Экозащиты», когда приходилось сосредотачивать все свои ресурсы, практически не отвлекаясь на другие темы, были кампании «Стоп Д6», экологический референдум в городе Светлый и, конечно, кампания против строительства атомной станции в Калининградской области.

Продолжение — скоро.

unnamed

One thought on “«Город пересекла группа мутантов, несущих на носилках шестигрудую русалку»

  1. Уведомление: экозащита!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s